?

Log in

No account? Create an account

Революция в Кампучии. Как это было.
ininii

Жил такой парень Пол Пот
ininii
                                               Контрреволюция Кампучии .

К военным действиям против «красных кхмеров» коалиционное правительство приступило осенью 1993 г. В первых же столкновениях правительственные войска показали свою боеспособность, «осуществив ряд успешных операций по возвращению территорий, захваченных полпотовцами после начала операции ООН». Эти неожиданные для «красных кхмеров» атаки на подконтрольные им районы обозначили начало нового этапа гражданской войны. Теперь уже контреволюционой коалиции Хун Сена и Сон Санна противостояли оставшиеся в полном одиночестве и изоляции полпотовцы. Симпатии подавляющего обывательского большинства кхмеров, желавших скорейшего прекращения войны, были явно на стороне контреволюционого правительства, которое постепенно, шаг за шагом, распространяло свою власть на всю территорию страны. К концу 1993 г , руководителям «красных кхмеров» стало окончательно ясно, что надеяться им не на кого, что никто в Пномпене не пригласит их к участию во власти и что единственным шансом заставить с собой считаться и добиться для себя хоть чего-то остается организация контрнаступления против контреволюционых правительственных сил. Только их серьезное поражение могло бы изменить ситуацию в стране в пользу полпотовцев .

В конце января 1994 г. полпотовец Кхиеу Самфан обнародовал так называемое «Обращение к согражданам». В этом документе он утверждал, что избранная контреволюционая власть незаконна, и призывал ее свергнуть. Из этого заявления следовало, что «красные кхмеры» готовятся возобновить полномасштабные боевые действия против правительства. Свои немалые возможности отряды краасных кхмеров продемонстрировали, когда правительственные войска нанесли удары по их основным базам. На первых порах королевская армия захватила «столицу» полпотовцев Анлонгвенг на севере Камбоджи, однако затем под давлением контратак вынуждена была отступить. Такая же ситуация повторилась и в Пайлине, когда захватившие город правительственные силы также были отброшены «красными кхмерами». Весной 1994 г. сражения перекинулись на провинцию Баттамбанг. На этот раз правительственные части действовали более успешно и отразили атаки «красных кхмеров». .

Борьба против «красных кхмеров» способствовала сплочению правящей контреволюционой коалиции. Другой причиной сплочения стал общий интерес обеих контрреволюционных партий(одной монархической второй марксистско-ленинской) к распределению огромных средств(прикормки капитализма), поступавших в страну по каналам международной помощи. Раздел этого «пирога» не стал камнем раздора, а, наоборот, с лихвой компенсировал взаимное недоверие и отчуждение между двумя премьер-министрами. Оба они, впрочем, как и их соратники, были заинтересованы в сохранении мирного статус-кво, поскольку понимали, что в случае конфликта или столкновения между ними этот «золотой поток капитализма» от международных спонсоров может немедленно иссякнуть.

Благодаря консолидации исполнительной власти правительству удалось принять в это время важнейшие решения, которые привели к тому, что организационные и военные формирования «красных кхмеров » стали быстро распадаться. Последний их шанс найти мирный компромисс и сохранить свои политические структуры был упущен Кхиеу Самфаном в мае 1994 г. в Пхеньяне, после того как он из-за своей непомерно амбициозной позиции фактически сорвал мирные переговоры, которые проводились при посредничестве Сианука. Срыв этих переговоров окончательно поставил Пол Пота и его группировку «вне игры». В начале июля 1994 г. Национальное собрание приняло специальный указ относительно «красных кхмеров», по которому эта организация и ее деятельность были объявлены вне закона. Правительство установило шестимесячный срок амнистии для рядовых бойцов этой группировки, которым гарантировалась личная безопасность, неприкосновенность имущества и возможность служить в королевских вооруженных силах в местах своего проживания с сохранением прежних воинских званий. Королю же предоставлялось право амнистировать лиц, принадлежавших к верхушке группировки. В случае неповиновения и продолжения сопротивления для полпотовских боевиков были предусмотрены длительные — от 20 лет до пожизненного — сроки тюремного заключения.

В ответ на этот декрет полпотовец Кхиеу Самфан объявил о воссоздании в стране правительства Демократической Кампучии, «как единственно законного». На этот его шаг отчаяния мало кто обратил внимание, ибо о каком таком правительстве могла идти речь, когда после публикации указа около 7 тысяч неотягощённых пролетарской идеей бойцов перешли на сторону контреволюционого правительства, а более таких же двух тысяч из них, вступили в ряды королевской армии? Такой массовый исход из джунглей объяснялся тем, что многие лишонные идеи рядовые члены этого движения почувствовали, что ни каких-либо перспектив, ни внятных целей для их обывательского сознания ,у руководства красных кхмеров больше нет. Более того, у товарища Пол Пота и его соратников возникли и большие финансовые проблемы, так как доходы от торговли лесом, которая к тому же оказалась под угрозой из-за действий правительственных сил, далеко не покрывали потребностей вооруженной борьбы. Возврат к товарно-денежным отношениям на подконторьных территориях красных кхмеров , у полпотовских партизан снизил денежное довольствие до минимума. В связи с этим большая часть бойцов видела все меньше смысла в революционой борьбе, тем более что вьетнамцы давно покинули Камбоджу, а Сианук вновь стал ее главой. Вопросы какой то там классовой борьбы, которые когда-то вдохновляли этих неглубоко убежденных «красных кхмеров», уже давно не стояли на повестке дня, вопросы национальной войны против засилья вьетнамцев были в сознании большинства кхмеров успешно решены. Так долго служивший Пол Поту и его соратникам один из лозунгов о том, что «война в Кампучии — это война всей кхмерской нации против вьетнамской оккупации» уже не находил никакого отклика не только у мирных кхмеров, но даже среди военных и кадровых работников партии(Ангки) .

В ответ на массовый исход своих бывших сторонников по классовой борьбе «брат номер один» попытался вернуться к жесткой революционной дисциплине, к репрессиям против врагов революции, кто подозревался в нелояльности. Он осознав свою ошибку в возобновлении товарнонисти ,вновь ввёл практику закрытой, бестоварной экономики в районах, где еще сохранялась власть его революционной группировки.

Из своего революционного лагеря товарищ Пол Пот отправил приказ о том, чтобы запретить всякую торговлю на внутренних подконтрольных ему районах ,а также внешнюю торговлю с остальной частью Камбоджи и трансграничную с Таиландом.Этот запрет наносил сокрушительный удар по бизнесу руководства красных кхмеров,которые к тому времени уже позаплывали капиталистическим жирком. Из-за длительного контакта с внешним капиталистическим миром, люди заразились вирусом всемирной коррупции, и для победы революции требовалось этот вирус ликвидировать Он приказал также немедленно закрыть буддийские храмы, ликвидировать товарные рынки, а имущество торговцев конфисковать в пользу «красных кхмеров». Было заявлено также, что предстоит ограничение размеров сельскохозяйственных участков, обрабатываемых крестьянами в зонах, подконтрольных «красным кхмерам».


«Брат номер один» попытался остановить массовое контреволюционое дезертирство путем новой активизации жестоких революционных актов. Все усилия спасти  идеологическую  коммунистическую революцию от поражения шли прахом. Даже не вступая в бои, отряды разложившихся идеологически «красных кхмеров» быстро слабели и разваливались. Это было настолько очевидно, что в 1995 г. оба премьер- министра заявили, что «красные кхмеры» как политическое движение и военная организация перестали существовать и представляют собой лишь незначительную верную Пол Поту группу боевиков численностью не более 2 тыс. человек, контролирующую от 2 до 5 % кхмерской революционной территории. Это заявление было явным преувеличением, «красных кхмеров» было еще существенно больше, однако оно отражало реальное уменьшение численности и влияния этой классовой армии на революционные преобразования.

Между двумя правительственными премьер-министрами началось даже некое соревнование в том, на чью сторону — Хун Сена(марксиста-ленинца !) или Раннарита(монарха) перейдет больше «красных кхмеров».Марксист-ленинец Хун Сен преуспел больше, его подлинным триумфом стал август 1996 г., когда вся пайлинская группировка этого движения во главе с обросшим капиталистическим жиром юдой-Иенг Сари в присутствии второго премьер-министра (Раннарита)перешла на сторону контреволюционого правительства. Хун Сен правильно рассчитал, что «красные кхмеры» в Пайлине, давно и тесно связанные с таиландскими бизнес кругами , которым они сбывали лес и сапфиры, будут недовольны революционными действиями товарища Пол Пота. Эти  вчерашние красные кхмеры и их лидеры прочувствовали вкус мирной жизни , материального достатка и не желали менять сложившийся статус-кво, вновь возвращаться к революционной безтоварной экономике, и к бесконечной  коммунистической войне. Гарантии, данные им марксистом-ленинцем Хун Сеном, бывших революционеров полностью устраивали. К тому же предусматривалось вполне почетное для них окончание идейной  войны: было обещано оставить этот район под контролем амнистированных и разрешить им продолжать свои бизнес с Таиландом. Таких обещаний оказалось достаточно, чтобы вместе с бывшим «братом номер три-юдой Йенг Сари» безидейные красные кхмеры сложили оружие массово- четыре с половиной тысячи вчерашних революционера.

Прекращение революционных коммунистических действий в Пайлине стало огромной победой правительства, после которой оба премьер-министра обратились к королю с просьбой предоставить амнистию юде- Иенг Сари, учитывая, что его контреволюционый переход на сторону властей спас жизни сотням королевских солдат. В сентябре 1996 г. Сианук даровал это помилование, и Иенг Сари создал в Пайлине собственную бизнес –политическую организацию — Единое и Демократическое Национальное Движение(DNUM), которое и стало управлять этим районом.

Кратко о этой бизнес организации DNUM:

В камбоджийской провинции Бантеаймеанчей в городе Малай бывшие руководители Красных кхмеров накопив капиталы на продаже каучука, драгоценных камней и леса, открыли некое акционерное общество, создав политическую бизнес-организацию “Соединеие Демократического Национального Движения DNUM”, Юда Йенг Сари стал его президентом.
Перед крестьянами на подконтрольной территории вчерашние соратники Пол Пота произносили речи:” Мы постарались научить людей ,что эпоха коммунистического строительства закончилась, и теперь в капиталистической среде мы должны прокормить самих себя !“.


Ещё до ареста Пол Пота вот эти " микробы ппроникшие в здоровый организм" как называл их при жизни товарищ Пол Пот , раздав бедноте землю, создали ассоциации собственников, которым они предоставляли займы из накопленных ими капиталов ,а взамен покупали у бедолаг- фермеров выращенные семена и перепродавали их тайским сельскохозяйственным компаниям ,нагревая при этом свои грязные руки.

Правительство отменило эту бизнес-организацию и назначило в качестве руководителей своих местных чиновников от новой камбоджийской власти Хун Сена и Раннарита.
Сами же ассоциации собственников входящие в «Единое и Демократическое Национальноое Движение (DNUM) остались по всей стране.

Чуть поже тенденция для объединения их потенциала началась с Teн Кхумала одного из лидеров Красных кхмеров и дипломата от них в ООН, который женился на вдове Салот Сара (Пол Пота ) в 1998 году, и до недавнего времени являлся губернатором города Малай в провинции подконтрольной бывшим Красным кхмерам .

Эксперимент с займами новоиспечённым -фермерам оказался настолько успешным, что эти генеральные акционеры решили нарастить операции. На момент 1997 года во многом благодаря притоку капитала из сельского банка развития, ассоциация имела $ 1,38 миллион отмытых денег в их распоряжении,а сумма выданных кредитов в семи районах Камбоджи составила $ 650,000 доларов США, тех которые всё время революциооно менил товарищ Пол Пот вместе со всей частной собственностью и товарным производством.


В свою очередь Юды продолжали опять произносить речи: "После интеграции в рыночные отношения необходимо больше капитала для модернизации и расширения бизнеса , а также размещения дополнительных акции для акционерной компании! " .

В этой акционерной компании было 30273 акции, которые принадлежали 167 акционерам. Шакал Йенг Сари являлся крупнейшим акционером с 3440 акций, а вурдалак Лонг Норин который работал в структурах иностранных дел красных кхмеров, владеел 1200 акциями, и являлся еще одним из главных акционеров.
На данный момент 2012 года беднейшие слои камбоджийцев живут на 0,5 американского доллара в день,если конечно повезёт его заработать.Многие проживают в городах на могильных плитах кладбищ.

В свою очередь мы с читателями вернёмся к истории повествования:

Контреволюционый разлад в рядах «красных кхмеров» оказался настолько неостановим, что революционные войска , посланные из полпотовской цитадели Анлонгвенга наказать Иенг Сари, по пути к нему сами дезертировали. За следующие два месяца «красные кхмеры» потеряли еще несколько тысяч «испытанных революционеров” и две из трех главных опорных территорий. И тогда товарищ Пол Пот решил, что  нужно радикально очистить ряды своих переродившихся соратников, которые были виновны в том, что революция идеи  оказалась в столь плачевном состоянии,а революционеры узрев предательство своих вождей тоже начали отступать от революционных принципов . В первую очередь Пол Пот выступил против всегда ранее верного ему Та Мока,который сейчас тоже погряз в коррупции. Та Мок понимал, что не может рассчитывать на амнистию — ему пощады не будет, так как ранее отряды под его командованием уничтожали контрреволюционную администрацию и военное контреволюционое восстание 1978 г. и убили многих личных друзей и соратников марксиста-ленинца Хун Сена, которые теперь оказались на вершине государственной власти. (Действительно, впоследствии из всех бывших лидеров «красных кхмеров», оказавшихся в руках контреволюционого правительства, Хун Сен не простил только Та Мока, — тот был посажен в тюрьму до начала суда, где и умер в 2006 году.)

Товарищ Пол Пот стал сомневаться в преданности Та Мока, особенно после того как его зять перешел на сторону конрреволюционого правительства. Он приказал арестовать Та Мока, вместе с бывшим министром обороны  Кампучии Сон Сеном, и посадил их под домашний арест на базе в Анлонгвенге. Товарищ Пол Пот приговорить  к смертной казни своих старых соратников, сразу не решился — влияние одного и популярность другого среди рядовых революционеров были очень велики. К тому же он опасался возможного раскола революционной армии в тот момент, когда бескомпромиссное противостояние королевскому правительству достигло своего апогея. В феврале 1997 г. по приказу Пол Пота были казнены члены конреволюционой делегации , которые прибыли для переговоров о прекращении революционных действий и о включении революционных коммунистических воиск «красных кхмеров» в состав частей королевской армии. Сразу же после этого более двадцати сторонников морально разложившегося Та Мока которые собирались дезертировать и перейти в партию Раннарита,были  революционно  приговорены к смертой казни.

Своими твердыми в убеждениях действиями товарищ Пол Пот не сдавался до последнего дыхания  идейной революции.


Роковой момент для старого революционера наступил тогда, когда он отдал приказ убить морально разложившегося Сон Сена, почти не уступавшего ему по популярности среди рядовых революционеров. Пол Пот подозревал, что Сон Сен был уже готов возглавить движение вместо него с тем, чтобы сотрудничать с контрреволюционной каолицией , принять участие в буржуазных выборах и превратиться в обычную политическую партию — по его мнению - которая могла стать единственным шансом для выживания «красных кхмеров». Пол Пот сначала снял Сон Сена со всех постов, отправил на переподготовку, однако от этого его авторитет среди безидейных «красных кхмеров» почти не пострадал. И вот тогда товарищ Пол Пот принял решение  к ликвидации  бывшего соратника ,которое еще больше утвердилось после контактов Сон Сена с контреволюционым правительством , и когда братья Сон Сена, находившиеся в Пайлине, перешли на сторону правительства. По приказу Пол Пота Сон Сен был  революционно ликвидирован  .Революция ещё жила и дышала .

Вот именно этот революционный шаг Пол Пота по ликвидации морально разложившегося Сон Сена как врага идеи, стало закатом революции «брата номер один». Узнав о происшедшем, находившиеся на базе революционеры не очень хорошо владевшие революционным сознанием и  идеей классовой борьбы по отношению  к своим идейным врагам , и поэтому из чисто человеческой симпатии доверявшие Сон Сену, взбунтовались и освободили своего командира Та Мока, после чего бросились преследовать революционера  Пол Пота. Однако с небольшим отрядом верных идейных товарищей, Пол Пот успел выйти из Анлонгвенга . Вскоре их поймали, и 17 июня 1997 г. радиостанция «красных кхмеров » объявила их предателями.


Все эти революционные кровавые схватки и убийства на отдаленных затерянных в джунглях военных базах означали закат коммунистической революции. «Брат номер один» был заключен под стражу, а Та Мок и его люди устроили над ним показательный процесс. На суде его обвинили в убийстве Сон Сена , покушении на жизнь других лидеров, а также в незаконности его последних революционных указов о том, чтобы отбирать у людей собственность, препятствовать национальному межклассовому примирению. Небольшая кучка обывателей-людей, собравшаяся перед простой деревенской хижиной, где должен был состояться суд, стала кричать «смерть предателю Пол Поту!», требовать расправы над ним, повторяя, что «у него руки в крови». Товарища Пол Пота посадили на деревянный стул. Он сидел там, сжимал в руках длинную бамбуковую трость и столь любимый им ротанговый веер и смотрел... как умирает его идейная коммунистическая революция.

Иностранным буржуазным журналистам прибывшим на суд товарища Пол Пота, было заявлено :
"Мы уже не Красные кхмеры и делаем этот суд публичным с целью показать мировому сообществу, что мы с этого момента не имеем к полпотовцам никакого отношения. Этим судом мы проводим границу между нами и Красными кхмерами(полпотовцами). Мир должен знать, что отныне мы не с Пол Потом. Вы как журналисты должны это рассказать всему миру."

После суда, который приговорил Пол Пота к пожизненному заключению, он прожил еще чуть больше года . В 1998 году мировому капиталистическому обществу в лице его бесменого председателя-Америки захотелось судить товарища Пол Пота своим судом “справедивой демократии» Для этого американские спецназовцы намеревались вторгнуться на тереторию Алогвенга где содержался под стражей товарищ Пол Пот. Для всех бывших соратников Пол Пота коммунистическая революция уже была мертва,но Кхиеу Самфан,Нуон Чеа, Та Мок на своём безопасном островке , не желали терять свою шкуру и торговый бизнес из-за жизни Пол Пота .Та Мок вёл даже переговоры через посредников ,о выдаче товарища Пол Пота в руки ООН. Но тут поспешил американский дракон который уже готовил военную операцию. Ведь в случае военной операции американцев "не красные кхмеры" теряли свою последнюю надежду на убежище. Дни революционера были сочтены. В дату идейной  коммунистической революции Кампучии 17 апреля 1998 г. было объявлено о смерти революционера  Пол Пота который умер от сердечного приступа. Для того,чтобы эта новость не вызвала сомнения у американской администрации, были вновь приглашены иностранные журналисты для засвидетельствования действительной смерти коммуниста Пол Пота.


Тело Пол Пота показывали журналистам 16 и 17 апреля, двадцать три года спустя после того, когда красные кхмеры победным маршем вошли в Пномпень. 18 апреля Пол Пота кремировали на расчищенном участке в джунглях. Никто из важных фигур не почтил кремацию своим присутствием. Не было на ней и жены Пол Пота с дочерью. После завершения церемонии с журналистами побеседовал представитель руководства красных кхмеров. «Большинство людей счастливо оттого, что Пол Пота больше нет, — сказал он. — Больше нет никаких красных кхмеров, никакой плохой репутации».


Беседуя с кхмерским репортером от радиостанции «Свободная Азия» 17 апреля, Та Мок выступил с более грубой эпитафией. «Пол Пот сгнил, — сказал он, — как перезрелая папайя. Никто его не убивал, никто его не отравлял. Теперь его нет, у него нет власти, нет прав, он значит не больше, чем коровья лепешка. Коровья лепешка и то важнее, чем он. Мы можем использовать ее как удобрение».




Его так и не удалось жандарму мирового капитализма «вытащить на свет божий» и передать в распоряжение Международного трибунала. Но косвенно дракон капитализма к которому имеет отношение не только Америка , страны западной Европы,но и госкапитализм СССР и Вьетнама,свершил все тот же трибунал руками морально разложившихся –бизнесменов-из числа бывших лидеров Ангки.

Никогда не бывшими глубоко убеждёнными и идейными, честными, соратники коммуниста Пол Пота сжигали его труп наспех,без уважения и почестей, о чём явно и красноречиво свидетельствует видеохроника.

После его смерти оставшиеся « не красные кхмеры» недолго вели идейную  революционную борьбу в джунглях, предпочтя почетную капитуляцию под амнистию короля. В декабре 1998 г. правительственным войскам сдалась последняя группа «красных кхмеров», в том числе руководители движения Кхиеу Самфан, Нуон Чеа и Ке Паок. Из лидеров в джунглях продолжал скрываться лишь один Та Мок. В начале марта 1999 г. он был схвачен правительственными войсками в убежище близ камбоджийско- таиландской границы и заключен в тюрьму . В тюрьме он обвинил в геноциде Пол Пота, Кхиеу Самфана и Нуон Чеа, с которыми он якобы никогда не имел дела... Он назвал себя руководителем низшего звена, невиновным в репрессиях. Впоследствии до суда так и не дожили Ке Паок бывший командующий войсками Центральной зоны,который скончался в тюрьме в 2002, а Та Мок — в 2006 г. К Кхиеу Самфану и Нуон Чеа руководство контреволюционого каолиционого правителства отнеслось иначе. В декабре 1998 г. им был устроен прием в Пномпене. Прибыв в столицу через неделю после своей капитуляции, Кхиеу Самфан впервые заявил, что сожалеет о погибших соотечественниках в годы пребывания у власти идейного  коммуниста  Пол Пота. «Я хочу принести (разноклассовому !-от авт.) народу свои извинения, — сказал Кхиеу Самфан на пресс-конференции, куда он приехал совместно с Нуон Чеа. — Пожалуйста, забудьте прошлое и простите меня . Братья и сестры , давайте объединимся ради будущего нашей страны». А Нуон Чеа на этой же конференции высказался так: «Геноцид — это старая история, которую надо оставить в покое» Ну правильно сказал,что вспоминать то старое: вчера был жив  идейный коммунист Пол Пот- новое до смерти сражалось с старым, а сегодня нет ни Пол Пота ,ни нового ,вот поэтому оно и стало старым.А к неудовольствию короля и тысяч камбоджийцев, выступавших за то, чтобы отдать под суд оставшихся в живых первых лиц коммунистической Кампучии, премьер-министр и марксист-ленинец Хун Сен удовлетворился их извинениями и сожалениями по поводу собственных «ошибок ». Он согласился с ними, что следует «забыть прошлое», несмотря даже на то, что король возражал против такого решения и требовал предать этих деятелей суду . Под предлогом того, что их арест может вызвать новую вспышку конфликта внутри страны, премьер-министр  Хун Сен уклонился от их заключения под стражу и отпустил на жительство в Пайлин.И сделал это он отнюдь не из своего благосклонного отношения к ним,а потому что и он будучи в своё время тоже соратником товарища Пол Пота имел отношение к  этому ужасному "геноциду" ,да и кроме всего прочего среди всех них вместе взятых идейных -коммунистов больше не было.Костяк красных кхмеров состоящий из трёх  основных племён джарай, тапуон и брао    которые традиционно строили свои отношения на колективизме и наиболее соответсвовало коммунистической идее ,было почти полностью уничтоженно в ходе контрреволюции. Идейных фанатов  платоновского коммунизма , совсем не отвечавшим запросам современных марксистов, их воля к справедливой  жизни и привитая Пол Потом идея унесла вместе с собой.

Под давлением не злого КАПИТАЛИЗМА -камбоджийских и международных “правозащитных “организаций,- арестовали морально сломленное и разложившееся руководство Ангки только через девять лет — в 2007 г., с тем чтобы все-таки предать суду буржуазного мира- Международного трибунала.
Стоит заметить,что брат номер два-Нуон Чеа взял на себя вину совместно с Пол Потом,за коммунистическую революцию Кампучии, что несомненно достойно уважения.







А товарищ Пол Пот сидя под арестом еще при жизни впервые за много лет дал интервью журналисту гонконгского журнала — первому западному журналисту, с которым он согласился встретиться за последние 18 лет. «Моя совесть чиста», — заявил Пол Пот. — «Да, мы совершали определённые ошибки, но они носили вынужденный характер. У нас не было иного выбора. Мы должны были защищать себя от вьетнамцев, которые хотели раздавить Кампучию. Говорить о миллионах погибших — это слишком большое преувеличение. Все эти мемориалы в память о погибших не более чем вьетнамская липа. Посмотрите на груды черепов, которые они приводят в качестве доказательств». — отметил бывший кампучийский лидер. — «Разве у кхмеров или других коренных народов Камбоджи были когда-либо такие маленькие черепа? Нет, печально знаменитые «горы черепов» не могут принадлежать камбоджийцам, имеющим значительно более крупные черепа. Нашей задачей была борьба за социализм, а не убийство людей. Посмотрите на меня — разве я похож на тирана?».

С смертью  идейного коммуниста Пол Пота   перестало существовать само движение КРАСНЫХ КХМЕРОВ. В свете  марксизма эти  племена имели идеологическое значение. Не зная денег, рынка и государства, они жили по законам солидарности и взаимопомощи. По мнению камбоджийских коммунистов, племена джарай, тапуон и брао — если перечислить лишь три из них — жили в условиях «примитивного коммунизма», который в марксовой схеме исторического развития, впоследствии одобренной Сталиным, предшествовал рабовладельческому и феодальному строю. Племенные жители были «благородными дикарями», не испорченными социальной дифференциацией или деньгами. Кроме того, в представлении маоизма, они были «бедными и пустыми» вместилищами коммунистического учения. Это сочетание сделало племенных жителей помощниками городских интеллигентов, стоявших у истоков коммунистического движения. Многие из «дикарей» впоследствии стали верными телохранителями, курьерами и членами партии. Это было то единственное на чём строилась и держалась  идейная коммунистическая революция Кампучии.




На следующий день после смерти вождя , тело сожгли прямо рядом с тюрмой- хижиной. Гроб поставили на старые покрышки. В костер бросили все личные вещи Пол Пота, одежду, любимую трость и бамбуковый веер . Буржуазная газета «Пномпень Пост» тогда вышла с передовицей - «Сожжен как мусор».